Диатез… или, всё же, дерматит?

Из книги: Ю.С.Смолкина «Аллерголог об аллергии».

Сейчас уже трудно установить, кто именно вбросил слово ”диатез” в народные массы, но оно так прочно въелось в массовое сознание, что, пожалуй, этот диатез мог бы стать депутатом не только на местном уровне, а, пожалуй, бери выше. Жалкое зрелище представляют собой отдельные доктора, тщетно пытающиеся противостоять чрезмерному употреблению этого слова, подразумевающего в сознании каждого добропорядочного гражданина красные, воспалённые и покрытые жёлтой коркой, расцарапанные щёки малыша. К этим несчастным докторам можно вполне присовокупить вашего покорного слугу, который также тщетно пытается избавить наше народонаселение от закостенелой ошибки. Однако, в очередной раз, засучив рукава, я постараюсь вновь исчерпать данный вопрос. Я не питаю иллюзий в том, что это не последняя моя попытка доказательно объяснить, что диатез – это не то, что вы думаете, а значительно шире и несколько в другую сторону.

Спрашивается, ну отчего такое упорство. Зачем так усердствовать и надрываться. Ну, называй, как хочешь — только вылечи. А вот в том — то и дело. Именно здесь подходит известное выражение – “как назовёшь лодку — так и поплывёт”. Диатез потому и не “плывёт”, что это не болезнь, а предрасположенность к ней. Сначала бороться будем не столько с болезнью, сколько с неверным её определением. С этой “штуковиной” под неверным названием можно справиться только “всем миром”. Ну, у конкретного малыша это подразумевает солидарную активность врача, родителей ребёнка и абсолютно всех домочадцев, проживающих вместе с малышом или провозгласивших себя лицами, заинтересованными его судьбой. Я, конечно, говорю об аллергическом поражении кожи, которое в медицине обозначают как аллергические дерматиты.

Слово или термин “дерматит” является переводом на русский язык латинского термина dermatitis, складывающегося из двух составляющих его компонентов – “derma”, что в переводе с латыни означает кожа, и приставки – “itis”, которая в окончании медицинских латинских терминов обозначает воспаление. В русской медицине всё давно адаптировали к русскому языку и говорят не дерматитис, а дерматит (отит – воспаление уха, бронхит – воспаление бронхов). Так что дерматит и есть самое, что ни на есть, воспаление кожи и слово диатез здесь совершенно не уместно.

Но почему, всё же, диатез? Откуда он взялся и почему так прилип к детям с поражённой кожей?

Когда у взрослой женщины или мужчины мы видим какое-либо поражение кожи, даже напоминающее таковое у малышей, нам редко приходит в голову назвать это диатезом. Как-то это больше приросло к малышам. Почему? Да потому, что многие из нас предполагают, что это, в каком-то смысле, избежать было трудно, так как оно как бы “на роду написано”. И действительно, то, что называют диатезом, а в действительности обозначается в медицине, как “атопический дерматит”, проявляется в подавляющем большинстве своём у детей раннего возраста при наследственной аллергической предрасположенности. А пресловутый диатез, ввели в сознание честного народа сами советские педиатры, в 60-80-е годы 20 века, тем самым, подчёркивая, что дерматит это одно из самых ранних проявлений одной из врождённых аномалий конституции детей – экссудативно-катарального диатеза. В отечественной педиатрии это было “классикой жанра” и все мы, учившиеся по книгам выдающихся педагогов, легендарных детских врачей Сперанского, Маслова, Тура, Домбровской эти аномалии конституции знаем как “отче наш”.

Аномальных конституций или типов строения и функционирования организма ребёнка насчитывалось три: экссудативно-катаральный, лимфатико-гипопластический и нервно-артритический. Отличить один от другого можно было только в случае крайней выраженности у ребёнка одного из этих типов, а такие случаи наблюдались не так уж часто. Например, экссудативно-катаральный и лимфатико-гипопластический диатезы часто сочетались у детей, и мы всегда понимали условность такого деления, так как основные признаки “лимфатизма” или “алимфатизма” в чистом виде выделить было достаточно сложно, за исключением типичных случаев, подпадающих под типичное описание определённого диатеза.

Для всех типов, между прочим, характерны были различные аллергические явления. Правда, нервно-артритический диатез всё же как-то легче было отделить.

Дети, относимые к этой группе, характеризовались худобой, небольшим ростом, ранним развитием, повышенной подвижностью, склонностью к нарушениям минерального обмена (повышение оксалатов и/или уратов в моче), что, кстати, обозначалось как мочекислый диатез (вот вам ещё один диатез!). При всех видах так называемой аномалии конституции в раннем детстве уже мог проявиться дерматит, сопровождаемый подтверждённой пробой на аллергию к какому-либо пищевому продукту.

 

То есть при любой аномалии конституции, при любом диатезе (!) мог проявиться дерматит, причём как проявление любого из них. Вот врачи и поняли, что дерматит является частым признаком какой-нибудь из аномалий конституции, а значит, какой-нибудь “диатез” при дерматите уж точно отыщется. С лёгкой руки педиатров, часто употребляющих слово диатез в присутствии родителей своих маленьких пациентов, и вошёл в обиход термин диатез для обозначения любого вида дерматитов у грудничков (от 1-го до 6 месяцев или до 1 года), и у детей раннего и младшего дошкольного возрастов (1-4 лет).

Но, как вы уже поняли, диатез означает конституцию ребёнка во всём комплексе его врождённых и уже проявленных качеств. От Конституции, являющейся основным законом государства, которую не так легко изменить, – только если всенародным голосованием, конституцию или устройство организма человека изменить даже всенародным голосованием невозможно. Конечно – конечно, в будущем — генная инженерия и всё такое… Но это пока перспектива. Пока ещё толком не разобрались с клонированием, а вмешиваться в геном (геном — весь комплекс генов, то есть всей наследственной информации одного организма) конкретного, отдельно взятого живого человека начнут ещё очень нескоро и, надеюсь, очень осторожно.

Большая путаница была внесена одним из отечественных академиков, который написал в одной из своих статей, посвящённых нарушению иммунитета, что надо выделять ещё один диатез, а именно диатез аллергический. Этим самым академик хотел подчеркнуть, что дети, у которых могут проявиться или проявляются аллергические болезни, имеют свою, специальную конституцию.

Конечно же, он был прав по сути, но его правота была бы к месту за 20 лет до того, как он сообразил рассказать об этом. А к тому времени в мире уже было хорошо известно, что для проявления атопической, или, как принято говорить среди иммунологов, — реагиновой аллергии, связанной с необычной реакцией на обычное окружение (пищу, пыльцу, домашнюю пыль, шерсть животных) требуется наследственная предрасположенность, о чём мы с вами уже рассуждали. Так что введение понятия аллергический диатез только отбрасывало нашу медицинскую науку назад, смешивая новые знания с устаревшими представлениями. В реальности диатезов в медицине было достаточно (диатез геморрагический, диатез спазмофилический, диатез тромбофилический, диатез язвенный, диатез почечный и т.д.). Во всех разделах отечественной медицины этот термин устарел, так как понятие диатез или предрасположенность, и сама болезнь, — то есть уже реализованный диатез, во всех разделах медицины заменено такими современными понятиями, как генотип (комплекс наследственных признаков), и фенотип (комплекс проявленных, уже видимых признаков). Заболевания приобрели современные определения, соответствующие тому, что происходит в данный момент времени.

Так что диатез и с научной точки зрения, и с позиции логической целесообразности применять не следует, особенно когда речь идёт о конкретных, видимых проявлениях болезни. В первую очередь это касается дерматитов у детей, которые, многие, не только не имеющие медицинской подготовки люди, но даже некоторые врачи небрежно величают диатезом.

Мне помнится, что в процессе терминологических изысканий мы с вами говорили о том, что аллергическое поражение кожи называют аллергическими дерматитами. На самом деле говорить об этом во множественном числе — некоторое преувеличение, так как речь идёт в основном о поражении кожи у детей, которое подпадает только под болезнь, название которой уже хорошо известно “широким массам трудящихся” — как говорили ещё пару десятилетий назад. В наше время каждый мыслящий человек желает ощущать себя не только элементом этих широких масс, но и, в какой-то степени, неповторимой индивидуальностью, а значит, желает представлять собой само-ценность, даже в некотором отрыве от всей широты трудящихся масс и иметь своё собственное мнение обо всём. Так что родители, которые старались получить объективную информацию не только из популярных сайтов Интернета, читали серьёзные статьи об атопическом дерматите.

О, этот атопический дерматит! Сколько ему посвящено статей в медицинской печати и популярных журналах для родителей, сколько дано интервью, сколько копий сломано на дебатах между дерматологами и аллергологами! А всё потому, что “шершавые щечки”, “раздражённые попки” и “почесучие ручки” встречаются, чуть ли, не у каждого четвёртого малыша, а может быть даже и чаще.

Но почему каким-то там “почесучкам” и маленьким пятнышкам уделяется столько нашего драгоценного внимания? Потому что для многих семей это становится реальной проблемой, нарушающей нормальное течение жизни, в разных семьях – в разной степени, в зависимости от тяжести и длительности болезни.

* Диатез – от греческого diathesis — склонность к чему-либо, предрасположение, что трактуется как аномалия конституции, характеризующаяся предрасположенностью к некоторым болезням или неадекватным реакциям на обычные раздражители.